Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Сказка.


Хорошо при печке,книгах

на деревне у окна,

как в полях в морозных иглах

виснет желтая луна.


В мире всем ветра и лихо,

в мире счастья вовсе нет.

Только здесь светло и тихо,

только здесь тепло и свет.


Только здесь покой воочью,

в мире злобствует порок,

только здесь мне каждой ночью

блещет аленький цветок.


Как легки и ясны краски,

что за чудо! за краса!

Только с ним живою сказкой

расцветают чудеса.


Только здесь дворец злаченый

над причастьем тихих вод

в золотых садах лимонных

и гранатовых встает.

Поэту - патриоту.


Л.К.


Замри, поэт, над братскою могилой

стихострадальцев ( все потерпит Интернет )

где, говорят, пасутся сборища дебилов,

и, говорят, там умных мыслей нет.


Там не сидят толпой в горе Сионе

меж их кошерных критикесс-подруг

вся нехристь скопом, всяк в своей короне,

еще с Союза их элитный круг.


Они в бумагу вбиты как в базальте

вне русских муз корявые стихи,

как номер проститутки на асфальте

в Москве и в Питере прохожему в плевки.


Что Интернет! всяк гений в нем мимоза!

а прикоснись - окажется верблюд!

Вся Сеть есть свалка для стихов и прозы

и гонораров тут не подают.


Погинешь тут среди стихов-уродин,

сырых, наивных: в черную дыру

глядишь ты как: о дождиках, погоде,

любовь-морковь и прочую муру!


Друг коммунистов пишет без помарок  -

советский гений есть стрелять друзей.

Вот обучили ж грамоте кухарок,

да ювелиров, местечковых швей.


И акушерка Соня Красная в народы,

папаху сдвинув, чешет в три руки -

все знай, строчит себе из пулемета

во русский мiр, в березки и стихи.


Над сей громадной братскою могилой

ты как и я считаешь их гробы.

Ты муз неведомых всегдашний гость унылый

стоишь средь писка подлой черни и толпы.

Интернетная скука.


Итак, январь окончен. Небеса

бессолнечны: в сени елей с Аркашей

идти легко по насту два часа

тропой лосиной до избенок наших.

В дни эти серые обкновенно тихие

пить чай с печеньем и вареньем облепихи.


Давно издохший старый телевизор

стоит в сенях, морозом убелен.

И поминать богатый социализм,

и те зарплаты, цены тех времен,

когда чиновник дует молодежке:

- Вы там в глубинке жрите макарошки!


Подножный корм, да Дерипаска, Греф,

спасенье сел и деревень РФ,

когда с Москвы витийствуют уроды,

цвети живей на наших огородах!

Когда вверху реактивный звук

везет в Хургаду молодящихся старух.


Московский лоск из иностранной прессы

читаю я о Бентли, Мерседесах.

Когда Гундяев помавать в запарке

грядет средь митр и позлащеных бес

благословлять Систему олигархов

в магендавидах новодела ХХС.


На графоманских форумах камланий

( давно забанен на "Избе-читальне" )

смотрю в окошко я на Север дивный,

в стихов миллион в лиризм беспринципный,

как будто пишут эти человеки

в усадьбе сидя в позапрошлом веке.


Смеясь стихам Кибирова как все,

прочтя Совдепа "Оду колбасе",

и муз продажных пропыленные анналы

в нерусские бумажные журналы,

я говорю : советских графоманов

сожрала Лета, как это ни странно.


Ища напрасно новых Пушкиных на сайтах,

по Лирунету роясь в мегабайтах,

где графоман унылая докука

с любовных лирик восхвалять друг друга

на бреге Леты на гармошке в три руки,

валяя безопасные стихи.......


Зевая в вечер однова в страну

под местную и круглую луну

стихов еврейских, песенок кошерных

с Москвы и Штатов долгие химеры:

Collapse )

Роман Эсс - Другу-поэту

Как ни стремись ты, как ни думай:

не до стихов им, видит бог,

все трезвы, жадны и угрюмы

глядят лишь в нищий кошелек.


У них все вечный понедельник,

их в рай не пустят, точно, брат!

И потому-то только денег

желают ближним да храпят.


Народ-осел и неудачник,

и их счастье на земле:

молить любимый зомбоящик

с баландой власти на столе.


У овощей бесовской власти

иль рак их скосит иль злой труд,

или котлетой подавяся

незапно в новый гроб сойдут.


Хотя совсем не олигархи,

гордятся, пыжатся, снуют,

или на новой  иномарке,

смеяся, прямо в ад сойдут.


Зачем мудришь ты над стихами?

Неумолимо как часы,

толпа тупая с пастухами

жует подошвы колбасы.

Роман Эсс - Лесная глушь..


Уныл и зол, стократ неистов

сей мир прожженых атеистов,

где смысл ушел и Красота,

что потерял давно Христа.....


Что делать в нем?

Бежать лишь только

в деревню, в глушь, в дремучий лес:

кругом колючие осколки

былого зеркала небес.


И там, в старинных книгах редких,

чтить сердцем лишь один кумир -

сейчас почти умерший, редкий

неоскотитненный т о т мир.


Что было нам в селе? Народу

несладко стало и в лесах.

Так мертво-косная природа

мстит атеистам от Творца.


Весной глядели в нас сугробы:

но в черных листьях гнили мы.

Водой налитые чащобы

после суровейшей зимы.


Невоскрешенная природа

смотрела чуждо нам в окно

на нищету, на грех народа

мертво, и тупо, и темно.


А лето, слепо и дождливо,

нам отомстило за грехи

гнилой травой, гнилою нивой -

как графоманские стихи......


И лишь сентябрь благословенный

нам ярким солнцем поблазнил:

в лесах под сенью прикровенной

народ грибов понавалил.


Сосед с двустволкой там без смысли

впустую бег с собакой Нимфой.

Такую прозу серой жизни

писать одной глагольной рифмой!


Ежа гоняли в эхе гулком

с утра туманным переулком -

наивная детская душа

схватить колючего ежа!


Зимой же стало веселее.

По елкам розовый рассвет

в ветвях еловых иней греет

в восход и вместе лунный свет.


Вблизи седых электролиний

по тропкам узким и пустым

всяк брел порой в морозной стыни

в туман колючий по своим.


Зима! Опять премилый русский

январь. Холодная закуска,

маня, сияет что весна.

Как злая водка холодна!


Она чиста как девы слезы

нам освящает нищий рай.

А баня,топлена березой,

играет, что башкир курай.


.........................

Collapse )

Генваря , ервого


В квартире сельской древней двухэтажки

убогих ламп неистребимый свет

да тлен обоев - как живой привет

олимпиады сдохшей Чебурашки.


Но как мертвы стеклянные глаза

былого мира умерших хозяев -

так мертв и том умерших краснобаев

на книжной полке целых три часа!


И холодильник мертвый Юрюзань.


И пропылен давно фужер советский

в алканьи спирта, что давно немецкий

в него налит по прозвищу Рояль.

Был королевский спирт. И спирта жаль!



Опять придут унылые соседи

все проклясти на этом белом свете

как ревматизм, как вездесущий рак,

что сводит в адъ село, хохочет мрак.


Пой иль не пей - нет разницы в событий

цепи житейской. Пыль шизофрений

разнообразных явных лжемессий

гниет на полке  кладбищем избытья.


Смотреть в окно уж боле нету сил,

где коммунизма вдаль пенсионеры

бредут за Граалем, словно пионеры

бегут на митинг шимпанзе, горилл.


Которых Дарвин-дзен благословил.


Увы, увы мне, нечтомые святые,

в церковной книжке. А исхода нет.

Как Нищеты загробен яркий Свет!

Того гляди, а купят гроб родные!



" " "



Ом падме хом! В сервант гляди шафранно,

пока всесущий голубь-телебог

целует мальчика невинного  в пупок.

И Интернет ревет в ответку рьяно.


У олигархов подле Самоа......


Где б мне набраться хоть чуть-чуть ума

меж коммунистов Храма-автомойки?

Бредешь, бывало, с дружеской попойки,

а вслед шипит  вся нехристь и Москва.


Друг, не зови! Смотри, какой тут месяц!

Он как повешенник среди родных кладбищ

так желт лицом с кротовых перелесиц,

что не зовет в Москву за сотню тыщ!


Средь юбок сальных самого Армани

бал сатаны, уверь мне, не про нас.

Collapse )

Неуютные стихи

Роман Эсс

---------


"Неуютные стихи"

----------------



ПОЭТ И ЖУРНАЛЫ



Пока творец нездешних звуков

Небесной лирою звенит,

Толпа, туга на смысл и ухо,

Жует, болтает и свистит.


Рыдай, высокое искусство:

Толпа залезла на Олимп.

Цвети, протекция, холуйство,

Коль там свинье одели нимб!


Скотству не ведом рай – лишь тело.

На месте Зевса бдит зоил,

Залезши в горние пределы

Ревет потехи для горилл.


Смешно, когда опять свинина

Во блеске славы – все свинья!-

С ушами вислыми, скотина,

Запеть клекочет соловья!


Толпа же критики рогата

Ей в умилении тупом

В ладоши плещет у разврата.

А снизу внемлет ей Содом.


Свиньей в искусстве стать нетрудно,

Теней великих муча мир.

Беда, что стаду недоступны

Святые звуки горних лир.


И потому-то мы, поэты,

Гордясь призванием своим,

Во веки век не канем в Лету,

Хоть в отдалении молчим.


Поэт, когда твоя держава

Привыкла к свинству, твердо знай:

Скотства бежит богиня – Слава.

Лишь небом лиру поверяй.


Паси стада осатаненных

Издалека, издалека.

И будь далек от стадионов,

Где толп колышутся рога.


--------------------------


Поэт по праву муз свободный,

Встав за пюпитр международный,

В наш век все принужден молчать…

Иль безответно слать в печать

Детей-стихи, когда неловко

Идет столицей, неба раб……


Что ж видит он?- Несут Приап:

Литературная тусовка,

Дымясь, хоронит своих жаб…


Поэт бредет в салон, редуты

Там видит чресл – то бауты

Пускает, словно пузыри,

Зоилов трех Россий жюри.


Поэт классичным эталоном

Верстой коломенской торчать

Как сирота с Казани станет,

Пока зоил его в осляти

(визгливою дудой печати)

Collapse )