Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Мой забытый виноградник


Мой забытый виноградник,

о роскошных южных днях

через камни вья, проказник,

как ты зреешь на югах?


Уж поди никто знакомый

в твои сени не войдет,

уж никто вина младого

в бочки дуба не нальет.


Сохнешь в пыльный подорожник

в сонном зное под окно,

виноградарь, твой заботник,

помер уж давным-давно.


В стороне глухой, болотной,

у тропы в седую гладь

я на Севере холодном

волен только вспоминать.


В темный вечер, вечер зимний,

где ты, южное вино,

где ты блеск страны счастливой,

когда снег шуршит в окно?

Роман Эсс. - Безрадостно в сером созданьи


Безрадостно в сером созданьи

бродить средь калек и скопцов,

встречать у обшарпанных зданий

лишь рыбьи глаза мертвецов.


Среди тротуаров обрюзгших

и ржавой гаражной тоски

смотреть лишь на тени минувших

у злых теплотрасс у реки.


Застойной, болотной и грязной.

И видишь зачем-то с моста

под городом злым, безобразным.

И выхода нет, и тоска.


Зачем телемачта средь мрака

под куполом ада седым

на крыши горит над оврагом,

помойкой, проулком пустым?


Кому эти девы-старухи

у стойки у барной давно

хохочут о жизни-везухе

и пьют золотое вино?


Кому бесполезно взывает

на морось вон тот светофор?

Кому путь в ночи освящает

прожектор, чей радует взор?


Зачем та живая собака,

забыв  о двуногих о всех,

под мусорным ящером-баком

дрожит - словно то человек!


Зачем у подьездов оторвой,

всему безраздельно чужой,

бреду я,живой или мертвый,

во мгле безответной, пустой?

Роман Эсс. Безрадостно в сером созданьи.....


Безрадостно в сером созданьи

бродить средь калек и скопцов,

встречать у обшарпанных зданий

лишь рыбьи глаза мертвецов.


Среди тротуаров обрюзгших

и ржавой гаражной тоски

смотреть лишь на тени минувших

у злых теплотрасс у реки.


Застойной, болотной и грязной.

И видишь зачем-то с моста

под городом злым, безобразным.

И выхода нет, и тоска.


Зачем телемачта средь мрака

под куполом ада седым

на крыши горит над оврагом,

помойкой, проулком пустым?


Кому эти девы-старухи

у стойки у барной давно

хохочут о жизни-везухе

и пьют золотое вино?


Кому бесполезно взывает

на морось вон тот светофор?

Кому путь в ночи освящает

прожектор, чей радует взор?


Зачем та живая собака,

забыв  о двуногих о всех,

под мусорным ящером-баком

дрожит - словно то человек!


Зачем у подьездов оторвой,

всему безраздельно чужой,

бреду я,живой или мертвый,

во мгле безответной, пустой?