Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Роман Эсс - Знакомой, зовущей в Москву.


В Москву, где жизнь кипит и толки,

зовете вы меня, креолка,

отбыть отсюда насовсем

и потусить среди богем.


Несносно скучно здесь в деревне

вам городским (совсем не мне) -

без вдохновенья при луне

я часто, как Овидий древний,

сижу, гляжу в окно ночами.


И я любуюсь ... на трубу

вдали котельной меж древами...


Иль на собаку, на избу

соседа старую, кривую

при звездах сельских. Потому,

что все ведомы мы звездАми......


Ну а днем

в окно я вижу, как толкуют

соседки две,всегда вдвоем

все осудив напропалую.

Или как курят мужики

вон там вдали у магазина,

или как мелкая скотина

цветочки жрет с приятных клумб...


Все это -навевает дум

совсем не быстрых, не столичных:

я как в  усадьбах некий Фет

пейзажем сим весьма согрет -

свободы баловень обычный.


В селе свободы - целый воз:

смотри в разваленный совхоз

или на лысину вождя

у  клуба старого при сучьях...

при снеге в кипе, а в дождях

весь в листьях он забвен и скучен.



Еще здесь видно, как в галошах

с битоном катит водяным

старуха, вся в советском прошлом,

ворчит, в отместку остальным

кривым своим своим костлявым пальцем

ругая старика засранцем.

А тот,зевая - скука! скука!

ей отвечает: Сука! Сука!



Се две девицы,хохоча,

в смартфон глядят и -хи-хи-хи!

в асфальт кроссовками суча.

Сверкают голые пупки!

Как словно луны в небосводе

при столь приветренной погоде.


Вот лесовоз гремит, дырявый

затем автобус меж травы.

Коза забор гнетет корявый...

Там, где отвалится доска.



Тоска!- вы бросите - Тоска!

Сиди себе унылей тучи

да подсчитай ворон летучих.


Да, скука тут,увы, вы правы:

но ничего-то здесь не надо,

Collapse )

Роман Эсс - Стране


Эдема зыбкий свет горит неугасимо

над мраком дел твоих, загробная страна,

присвоившая всех орлов златого Рима.

Но меж тобой и ним - мрак, цепи и стена.


Ты грезишь о себе в снегах седых у топких

до дна не промерзающих и ведьминых болот,

вперяя взгляд окрест безумия неробкий

ты молишь о себе, кривя беззубый рот.


О этот ложный свет, что от тебя немочен

не встретил никого из нас в слепой борьбе,

ты сколько нас манил! лишь встретили мы мощи

соратников своих, поверивших тебе.


Уже не воскресит путей твоих беззвездных

ни ореол луны в глуши морозных дол,

ни редкий огонек во мгле пустой, морозной.

Там будешь ты брести у выморочных сел.


Ни даже звездный луч над мертвым Стиксом бледный

не озарит уже взор черепа немой.

Пока же веселись и пой триумф победный

средь царственных кладбищ слепя своей Москвой.

УРАЛ


Какие  страшные  пространства

Под  гулким  снегом, боль  моя!

Лесов  да  кладбищ  государство

В   моих  полунощных  краях.


Здесь  по  полгода  в  зимнем  хладе

Варили  сталь – и  сам  Гермес

Ковал  оружие  армаде

Железных  ангелов  небес.


Отсюда  в  мир  живых  и  мягких

Он  им  сойти  благословил,

И  в  печи  доменной  во  мраке

Сам   ад  малиновый  варил.


Цивилизаций  всех  в  отшибе

Куем  мы  вам, прогнившим,  гроб!

Мы  кузнецы, куем  мы  гибель

Для  всех  Америк  и  Европ!


Отсюда – в  мир  исходят  войны

К  багровым  ночи  облакам.

Неисчислимо, ровно, стройно

Идут  полки  возмездья  к  вам!


На  ваше  мелкое  тщедушье,

В  кухОнный  рай  сервизов  злой –

До   основания  разрушить

Ваш  ветхий  сытый  мир  больной.


Чья  это  поступь, глянь  на  окна,

Качает  люстры  при  луне?

То  не  восход  идет  с  Востока-

Тьмы  грозных  ангелов  в  броне!

С зеленым обручем какою.....


С  зеленым  обручем  какою

Глазастой   бабочкою  рая

Над   пораженною  Москвою

Десятиклассница   порхает.


Ее  видали над Таганкой

При жизни рухнувшие в Лету

В рядах угрюмые кожанки,

Чьих слов и цен безбожней нету.


Ее видали даже в Минске,

И  все, не  верящие в чудо

В   Орле, Чите, Новосибирске,

Кто жил доныне беспробудно.


Она присолнечной звездою

Взошла  над  жизнью поцелуем

Уже единственной зарею

В оси галактики танцуя.


И довременный космос мглами

Во  сумасшествие науки

Вдруг – содрогнулся полюсами

В квартирном вое лжи и скуки.


И  все, обьято сумасшествьем,

Что тупо жило и икало,

Молясь на кошельки  и  вещи –

Само себя губило, жрало.


Газетных дур коловращенье

В небытие вдруг рассовало.

Так – было светопреставленье.

Так – начинался мир сначала.

Стране


Эдема зыбкий свет горит неугасимо

над мраком дел твоих, загробная страна,

присвоившая всех орлов златого Рима.

Но меж тобой и ним - мрак, цепи и стена.


Ты грезишь о себе в снегах седых у топких

до дна не промерзающих и ведьминых болот,

вперяя взгляд окрест безумия неробкий

ты молишь о себе, кривя беззубый рот.


О этот ложный свет, что от тебя немочен

не встретил никого из нас в слепой борьбе,

ты сколько нас манил! лишь встретили мы мощи

соратников своих, поверивших тебе.


Уже не воскресит путей твоих беззвездных

ни ореол луны в глуши морозных дол,

ни редкий огонек во мгле пустой, морозной.

Там будешь ты брести у выморочных сел.


Ни даже звездный луч над мертвым Стиксом бледный

не озарит уже взор черепа немой.

Пока же веселись и пой триумф победный

средь царственных кладбищ слепя своей Москвой.